Выжутович: амнистия — это не обязательно отпущение грехов

Текст: Валерий Выжутович (политический обозреватель)

Российская газета — Федеральный выпуск №4148 (0)

Уполномоченный по правам человека Владимир Лукин предложил объявить амнистию нелегальным мигрантам. Эта идея, больше, впрочем, похожая на душевный порыв, возникла  у него после посещения в Москве двух центров временного размещения людей, по разным причинам не оформивших свое пребывание в России. Обойдемся без эвфемизмов. Центр временного размещения — это тюрьма. Знакомство с ее обитателями, помещенными в зарешеченное пространство для последующей депортации, видно, тронуло Лукина. «Эти люди несчастны, мне их жаль», — сказал он. И там же, в присутствии прессы, предложил свой способ решения проблемы. Способ радикальный и по-человечески очень понятный: «К людям, которые оказались на нашей территории и сильно ни в чем не провинились, нужно отнестись более гуманно». А именно — без тягостных процедур  выдать миграционные карты всем нелегалам и тем самым узаконить их нахождение здесь. 

По данным Федеральной миграционной службы, без надлежащего оформления в России живут сейчас более 10 миллионов наших бывших сограждан из ближнего зарубежья. А в той же, к примеру, Москве центров временного размещения (фильтрационных пунктов, изоляторов — будем говорить без иносказаний) всего восемь, и за последние полгода через них прошло около 1500 человек. Вопрос: сколько подобных заведений надо еще построить, чтобы выдворение нелегалов поставить на поток?

Однако опыт силового регулирования миграции в России имеется. Помню совещание на Кубани, тема которого была обозначена так: «О состоянии и мерах преодоления избыточной миграции и стабилизации межнациональных отношений». Местом краевого толковища с участием глав городов и районов, милицейского и прокурорского начальства был избран Абинск — центр компактного поселения турок-месхетинцев. Здание бывшего райкома, где собралось более 400 человек, охранялось усиленными нарядами милиции. Лидеры этнических общин к разговору о «стабилизации межнациональных отношений» допущены не были. И правильно. Иначе «стабилизация» могла начаться прямо в зале, где показали фильм, в котором лица «некоренной национальности» изображались в виде налившихся кровью клопов (шедевр компьютерной мультипликации). «Запомните, каждый пятый житель Кубани — мигрант! Запомните!» — сеял межнациональное согласие голос за кадром. Для «преодоления избыточной миграции» было предложено следующее. Создать при каждом РОВД фильтрационные пункты: там под охраной милиции и казаков мигранты будут содержаться в течение трех суток, а затем принудительно депортироваться. За счет краевого бюджета организовать чартерные авиарейсы Краснодар — Ташкент, обеспечивающие планомерное выдворение турок-месхетинцев.

Всякий чужестранец, занесенный сюда, должен знать и помнить: он — нелегал. Без кубанской прописки его не примут на работу, не пустят в поликлинику… Ему не продадут квартиру или дом, не позволят приобрести участок земли, откажут в судебной защите. Докучливое внимание милиции, бдительный догляд со стороны казачьих «самооборонцев» — вот это ему гарантировано. Административное регулирование миграции здесь все более ужесточается. Теперь переселенцы и вовсе не имеют права на российское гражданство, им отказано даже во временной регистрации.

Амнистия – это не обязательно отпущение грехов. Иногда это способ хоть отчасти решить проблему

Такую миграционную политику, понятное дело, не назовешь либеральной. Но ее успехи на Кубани — это, скорее, самообман. Результативной борьбы с нелегальной миграцией все равно не получается. Где нелегальная миграция, там нелегально все: нелегальный бизнес, нелегальный рынок труда… Если человек, преодолев чудовищные препоны, нелегально обосновался в стране, он будет держаться за нее зубами, даже если у него нет ни работы, ни жилья. Только свободный, прозрачный рынок труда ставит заслон нелегальной миграции. Человек спокойно пересек границу в поисках работы, не нашел — спокойно вернулся обратно.

Но предложение Владимира Лукина едва ли найдет позитивный общественный отклик. Как показывают опросы, на призыв: «Нелегальных мигрантов — вон из Москвы!», с энтузиазмом откликаются 59 процентов жителей столицы. Еще около 40 процентов сомневаются, что миграция полезна для экономики или сможет выправить демографическую ситуацию. Более 60 процентов опасаются роста преступности, которую связывают с нашествием чужестранцев, и боятся, что приезжие могут отобрать рабочие места у местных жителей. Почти 70 процентов согласны поддержать въезд в страну русского и русскоязычного населения, ограничивая иммиграцию представителей других национальностей.

Впрочем, чрезмерная либерализация миграционной политики, как показали прошлогодние события во Франции, не приносит блага. «Франция не может принимать у себя всех, кто хочет к нам приехать. Мы не в состоянии обеспечить их ни работой, ни жильем». Так министр внутренних дел Николя Саркози объяснил, почему его страна больше не будет распахивать объятия навстречу «инородцам». Новый закон об иммиграции недавно принят Национальным собранием. Закон жесткий. На въезд в страну вводятся квоты. Автоматическое получение вида на жительство для нелегалов, проживших во Франции более 10 лет, упраздняется. Уже в этом году 25 тысяч из них будут выдворены из страны — в два с половиной раза больше, чем в 2002-м. Зато для одаренных художников, артистов и спортсменов, желающих въехать в страну, введут льготный режим под названием «Компетентность и таланты».

Как отреагировали бы на такой закон, будь он принят в России, отечественные либералы, правозащитники? Вот и во Франции так же. «Этот закон нарушает гражданские права, провоцирует ксенофобию!» — голосят социалисты. А главы африканских стран выражают возмущение «унизительной селекцией», «кражей мозгов»…

Между тем без иммигрантов французская экономика рухнет. Коренных французов практически нет ни в сфере обслуживания, ни в текстильной промышленности, ни в строительном секторе. Нужду в рабочей силе испытывает и российская экономика. В стране 5,4 миллиона безработных, но неквалифицированный, дешевый труд они на себя не берут, это удел мигрантов. Опасения, что миграционная амнистия вызовет новую волну переселенцев, отнимающих рабочие места у коренного населения, тоже не очень основательны. По данным Федеральной миграционной службы, теневой рынок рабочей силы достаточно насыщен, вакансий почти нет, а ехать к нам «на авось» мало кто решится.

Безболезненных способов направить миграционные потоки в контролируемое русло не существует. Вопрос лишь в том, как соотносятся неизбежные издержки с приобретениями. У нас первое до сих пор превалировало. Поэтому предложение Владимира Лукина, как минимум, заслуживает внимания. Бывают случаи, когда признать существующий порядок вещей, сколь бы он ни был обременителен, во многих оношениях разумнее, нежели безуспешно пытаться его сломать. Амнистия — это не обязательно отпущение грехов. Иногда это способ хоть отчасти решить проблему. Укоренить на почве закона то, что искоренению трудно поддается.

Источник: «Российская газета»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *