Выходца с Украины в Татарстане могут сделать участником АТО

Текст: Олег Корякин (Казань)

24-летний уроженец Харьковской области Александр Сухоруков три года как обосновался в Татарстане и обзавелся семьей. Уже собирался было получить вид на жительство, но вместо российского гражданства теперь ему светит служба в украинской армии.

Депортация и мобилизация

Несколько месяцев назад Александр пришел в отделение УФМС по РТ и услышал шокирующую новость: его разрешение на временное проживание (РВП) аннулировано, поэтому в течение 15 суток ему необходимо покинуть страну. И это притом, что у Александра полуторагодовалый сын, а жена на девятом месяце беременности. В другое время ситуация, что называется, не стоила бы выеденного яйца. Но сейчас для многих граждан Украины депортация равна мобилизации. Армии катастрофически не хватает бойцов. Хотя, казалось бы, Александра война не должна была коснуться.

В Россию на заработки он приехал в 2009 году. Поначалу трудился в Туле, где и познакомился с будущей женой. В 2011 году перебрался на ее родину, в поселок Октябрьский Зеленодольского района РТ. Здесь получил РВП на три года, а в марте 2013-го начал оформлять вид на жительство.

— Я пришел в УФМС, где меня спросили, трудоустроен ли я официально, — рассказывает Александр Сухоруков. — А я работаю на частника, поэтому уточнил, обязательно ли это? Мне сказали, что в таком случае достаточно 2НДФЛ жены. В итоге все документы приняли и пообещали, что вызовут, когда потребуется.

Ждать пришлось долго. Трижды он сам приходил в отделение миграционной службы и слышал: «ваши документы пока в Казани». И только летом этого года Александра наконец пригласили. Здесь-то сотрудники УФМС и выяснили, похоже, неожиданно для самих себя, что РВП Александра аннулировано год назад. Причина — «Не осуществлял трудовую деятельность в установленном законодательстве РФ порядке в течение 180 суток и не получал доходов либо не имеет достаточных средств, позволяющих содержать себя и членов семьи, не прибегая к помощи государства».

Жизнь испортил участковый

Спрашивается, а к чему тогда было брать 2НДФЛ супруги, ее заработок не учитывался? Но дело в том, что она на тот момент находилась уже в декретном отпуске и ее пособия явно не хватало. Но ведь об этом Александра сразу не предупредили. Не объяснили ему и того, что можно оформить патент на трудовую деятельность. Этот документ позволяет отчислять налоги государству временно проживающим в России гражданам других стран.

Конечно, можно списать все на легкомысленность самого Александра. Мол, не стоило полагаться на чиновников, которые ежедневно сотнями принимают мигрантов и не всегда расположены досконально все разъяснять. Надо было самому изучить свои права и обязанности. Но почему УФМС не уведомила его о том, что аннулировано РВП? Человек не скрывался, напротив, при каждом удобном случае напоминал о себе.

— Я год жил нелегально, не зная об этом, — удивляется Александр. — Писем не приходило, никто не звонил, хотя у них есть номера сотового и домашнего телефонов, мой адрес. Неужели УФМС не может найти человека, если потребуется?

С этим вопросом он и обратился в ведомство, где услышал неожиданный ответ. В марте к нему присылали домой участкового, и тот сообщил, что Александр Сухоруков по этому адресу не проживает.

О визите полицейского в семье вспомнили не сразу, поскольку никак не связывали его с миграционной службой. Тот заглянул к ним почему-то под тем предлогом, что у Анжелы, жены Александра, украли кошелек. Она в это время была с мужем в Казани. Родители позвонили дочери, и та заверила их, что у нее ничего не воровали. Участковый распрощался и ушел.

— А после этого написал рапорт, что я по месту прописки не проживаю, — возмущается Александр. — Я потом к нему пришел и спросил: «На каком основании вы это сделали? Это же поселок, мы все друг друга знаем. Зачем вы жизнь людям портите? Из-за вас меня не оповестили о том, что РВП аннулирован». Он ответил, что якобы какой-то парень возле нашего двора сказал, что я там не живу. А у него нет времени выяснять, так это или нет.

У линии фронта

Как бы там ни было, формально Александр подлежал депортации. Искать задним числом виноватых в его положении уже не имело смысла. В течение пятнадцати суток ему надлежало покинуть страну. Между тем на родине, как сообщали родители, уже давно приходили повестки. Страшная и странная война, за которой он наблюдал по телевизору, стала неимоверно близкой. В одночасье из мирного россиянина (а психологически он себя таковым уже давно считает) он может превратиться в украинского солдата.

— Это же несправедливо, — сетует Александр. — Оттуда беженцев привозят, они без проблем документы оформляют, а я уже столько лет живу в России и вдруг оказался в такой ситуации. Раньше проблем бы не было. Выехал на Украину и опять вернулся. А сейчас, как отец говорит, меня прямо с поезда могут забрать в военкомат. Здоровый, молодой. По украинскому паспорту я не женат, детей нет. Из моих знакомых ребят никто не идет на призыв. Кто в Россию уезжает, кто прячется. Ладно бы я был один, не так переживал бы за себя. Но жена, дети! На кого они останутся?

Единственная соломинка, за которую ухватился Александр, это апелляция в городской суд Зеленодольска. Но пока он дожидался заседания, ему, нелегалу, надо было на каком-то основании жить в России. И Александр вновь направился в УФМС. Здесь его долго гоняли из кабинета в кабинет, но ничего вразумительного сказать не могли. Побывал парень и там, где ему непосредственно выписывали, а потом аннулировали РВП. Попытался было объясниться с чиновниками, но услышал в ответ: «Мы своих решений не отменяем».

Наконец он добрался до начальника отдела миграционного учета иностранных граждан Александра Маркова. Тот вошел в положение, продлил на два месяца документ, позволяющий находиться в республике. К тому же приободрил молодого человека, что суд в принципе должен быть на его стороне. Увы, прогноз не сбылся. Как ни пытался объяснить Александр Сухоруков, что из-за бюрократического недоразумения семья может лишиться кормильца, судья доводам не внял.

Помогли односельчане

Александр в полной растерянности. Как быть, куда обращаться? Разумеется, подал апелляцию в Верховный суд РТ, но сам мало верит, что там пересмотрят решение.

Неожиданно на помощь пришел глава поселка Октябрьского Эдуард Шарафиев.

— Я всегда знал его с положительной стороны, — рассказывает он. — Не тунеядец, и семья благополучная. И даже был удивлен, узнав, что он не является гражданином нашей страны. А когда понял, что ему грозит депортация в Харьков, решил, что парня надо спасать. Первое, что сделал, это обратился во все СМИ, чтобы создать общественный резонанс. Подключил юристов, которые сейчас изучают его дело. По мнению руководства УФМС, Александр сам виноват в сложившейся ситуации. Но служба готова пойти ему на встречу. Нас заверили, что физической депортации не будет. Сейчас есть два варианта решения проблемы. Либо постараться выиграть в Верховном суде, либо отказаться от обжалования и ждать год после вступления в силу решения Зеленодольского суда. Тогда он может заново попросить разрешение на временное проживание. А в течение этого года Александр должен встать на миграционный учет. Обычно иностранные граждане могут находиться в России не более 90 дней, но для украинцев этот срок увеличили до года. К тому же мы устраиваем его на работу в управляющую компанию нашего поселения. Будет обслуживать многоквартирные дома. Надеемся, что УФМС нас не обманет. Нельзя допустить, чтобы российская семья распалась по таким надуманным причинам.

Действительно, ситуация абсурдная. В то время как сотни тысяч сограждан Александра бегут из зоны боевых действий, его, по сути, отправляют на войну. Формально все делается правильно, но это как раз тот случай, когда бюрократическая машина могла бы позволить себе «сбой».

Источник: «Российская газета»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *