Вениамин Роднянский: Процесс миграции стал практически неуправляемым

Текст: Марина Грицюк

Российская газета — Федеральный выпуск №5918 (245) Pro

Вениамин Роднянский, член Общественной палаты России

В мире существуют две основные модели работы с мигрантами. Давайте начнем дискуссию и определимся, какая из них нам ближе.

Первая — либеральная, как в США. Это когда человек в зависимости от цели прибытия в страну въезжает по рабочей, туристической визам или имея на руках грин-кард.

Вторая — более жесткая, когда мигранты живут строго на специально отведенных для них территориях. Такая практика широко применяется в восточных странах.

В частности, в Арабских Эмиратах, где идет строительный бум, мигранты-строители живут отдельно, и местное население с ними практически не пересекается. Я предлагаю рассмотреть вариант применения подобной практики и в России.

Мы видим, что в нашем обществе растет национальное самосознание, осложняются отношения местных жителей с гастарбайтерами. Процесс миграции стал практически неуправляемым, хаотичным. И создание специальных городов для мигрантов, территорий с развитой инфраструктурой, где иностранные работники могли бы не только жить, но и получать социальные и медицинские услуги, где они могли бы отдыхать, ходить в магазины, решило бы много проблем, существующих в обществе. Должны быть сформированы новые формы взаимодействия между социумом, государством и бизнесом. Разделены обязанности. И бизнес, в частности, надо обязать обустраивать для мигрантов отдельные города. Кстати, в этом случае может резко измениться и миграционная ситуация. Сейчас мы повсеместно сталкиваемся с тем, что работодатели, нанимая людей на работу, отдают предпочтение мигрантам, потому что это экономически выгоднее.

С одной стороны, за них отчисляют меньшие страховые взносы, с другой — им часто не доплачивают. Распространены случаи, когда в ведомости на зарплату стоит одна цифра, а на руки гастарбайтеру выдают другую. Уже есть отрасли, откуда вытеснены граждане России, несмотря на то, что формально, по закону, приоритет при трудоустройстве имеют коренные жители.

А вот если возложить на работодателя дополнительные обязательства по обустройству мест жительства мигрантов, не удивлюсь: завтра окажется, что наша страна и не нуждается в многомиллионной армии низкоквалифицированных иностранных работников.

Создание таких территорий также позволит властям вести более четкий мониторинг ситуации с мигрантами, работодателей заставит быть ответственнее, а общество будет в большей степени защищено.

Сейчас же многие мигранты живут в подвалах, лесопарковых зонах, по 15-20 человек на одной площадке, и ответственность за это никто не несет.

Contra

Сулаймон Шохзода, замдиректора Центра трудового обмена ОПОРА-ДРУЖБА

Идея эта не нова, ее давно продвигают восточные страны. Да и на Западе она прижилась. Опыт создания обособленных территорий для мигрантов есть и в США, Франции, Германии, Великобритании. И, к сожалению, мы нередко узнаем из теленовостей о серьезных конфликтах, вспыхивающих в этих странах, в том числе на национальной основе.

Идея создания обособленных территорий для мигрантов в России, на мой взгляд, неконструктивна. Для меня она ассоциируется с событиями во Франции, с арабскими погромами близ Парижа. И вообще — у России — другая история, другая культура, другой опыт. Мы все, и коренные жители, и мигранты, в большинстве своем — выходцы из одного государства — Советского Союза. И ментальность у нас «советская», основанная на идеях мультикультурализма, взаимодействия представителей разных национальностей.

На протяжении десятилетий русские, украинцы, таджики, узбеки жили рядом, уважали друг друга, дружили, вместе работали. Никто не испытывал дискомфорта — в какой бы республике ни находился. Гонения, национальные распри, которые начались после распада СССР, были созданы искусственно. И, на мой взгляд, мы должны возвращаться к советской традиции единения народов.

Есть и другие аспекты. Например, когда мигранты живут обособленно, изолированно от общества, сами «варятся» в своем «котле» — это очень опасная ситуация, потому что никто извне не знает, что там творится внутри. Нет ли там накала и во что могут вылиться вспыхивающие конфликты, накопленное недовольство.

Другая сторона — если речь идет, в частности, о создании обособленных территорий для защиты на ней мигрантов и предоставления им социальных услуг, то возникает вопрос, а что мешает относиться к ним по-человечески сейчас, когда они живут повсеместно?

Отсутствие защиты прав мигрантов — особая и самая главная проблема. И одним только созданием «города мигрантов» — ее не решить. Где бы мигранты ни жили, хоть свободно, хоть обособленно, они все равно будут трудиться у тех же работодателей, которые сегодня позволяют себе не выплачивать им зарплату вовсе или платить копейки, не предоставляют социальных гарантий. При том, что формально трудовым законодательством мигранты защищены практически так же, как и россияне. Значит, нужно как минимум менять правоприменительную практику, заставлять законы работать. Искоренять коррупцию, вводить мигрантов в правовое поле, а не пытаться их изолировать.

Источник: «Российская газета»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *