В Петербурге предложили изменить патентную систему для мигрантов

Текст: Вера Черенева

Российская газета — Экономика Северо-Запада №6534 (262)С 1 января миграционное законодательство кардинально изменится. Иностранные рабочие смогут трудиться в России только при наличии патента. Эта мера должна способствовать легализации большого количества мигрантов, которые пока задействованы в теневом секторе экономики, также удастся значительно пополнить бюджет. В то же время власти ряда регионов и эксперты опасаются, что после введения патентной системы число мигрантов вырастет в разы, а у работодателей пропадет стимул для модернизации производства.

В этом году квота на иностранную рабочую силу в Петербурге составила 164 тысячи человек. В прошлом году было на четыре тысячи больше. В 2010-м, для примера, квота составляла 210 тысяч человек.

И дело не только в желании властей перейти от внешней миграции к внутренней. В заявках на квоту работодатели зачастую указывают условия, которые иначе как рабскими не назовешь. Например, в Петербурге межведомственной комиссией отсекаются те предложения, где сотрудникам предлагают зарплату ниже 15 тысяч рублей и не предоставляют жилье.

Разрешения на работу, как ни странно, от квот не сильно зависят, и их число растет постоянно. По данным УФМС по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, в 2006 году выдавалось 25 тысяч разрешений, а в прошлом году их число перевалило за 200 тысяч.

Чтобы контролировать рынок труда, региональные власти должны иметь право самостоятельно устанавливать максимальное количество патентов

И хотя со стороны система выглядит стройной, эксперты по миграции признают, что иногда работодатели, не особо скрываясь, перепродают квоты друг другу, и на этом этапе уже нельзя отследить соблюдения трудовых прав иностранных рабочих. А среди обратившихся за разрешениями на работу половину составляют сотрудники тех предприятий, которые не подавали документы на квоту или были из нее исключены.

Одной из главных причин, по которой система квотирования себя не оправдала, по мнению председателя Комитета по труду и занятости населения Петербурга Дмитрия Чернейко, стала несогласованность ведомств. По его словам, в странах исхода не налажена система отправки трудовых мигрантов. Люди, желающие уехать на работу в Россию, не имеют элементарной информации, где они могут легально устроиться, не могут дистанционно сдать экзамены. Все это приводит к тому, что мигрант, провалившись на вступительном испытании, может пополнить ряды нелегалов.

Точных данных, сколько иностранцев в Петербурге работают в теневом секторе, нет ни у кого. Эксперты считают, что их в лучшем случае столько же, сколько легальных мигрантов. Оформить документы на патент проще и дешевле, чем получить разрешение на работу. Поэтому сторонники законопроекта уверены: с введением такой системы все больше нелегалов будут стараться узаконить свое пребывание на территории страны. Но с другой стороны, это может привести к ухудшению положения иностранных рабочих и к тому, что расценки на их труд станут демпинговыми.

Сейчас средняя зарплата иностранного рабочего составляет 28 тысяч рублей. В последние годы она росла. В Смольном уверены, что увеличение доходов мигрантов связано во многом с тем, что власти запрещали работодателям нанимать сотрудников за копейки. Даже те предприниматели, кто не подавал документы на квоту, чтобы избежать кадрового голода, вынуждены были поднимать зарплаты. Патентная система дает максимальную свободу всем участникам трудового рынка.

Но, по мнению экспертов, в предлагаемых правилах есть некоторые белые пятна. Во-первых, не установлено, сколько патентов выдавать в каждом регионе. В связи с этим в Петербурге, который и так пользуется у мигрантов повышенным вниманием, прогнозируют увеличение количества приехавших. Во-вторых, при оформлении документов на патент иностранец может работать не по профессии, указанной в патенте. А значит, ни власти города, ни УФМС не смогут проконтролировать, чтобы в Петербург приехало нужное количество штукатуров или поваров, и, если представителей каких-нибудь профессий окажется слишком уж много, то бороться за рабочее место люди должны будут сами, причем, вероятно, и с петербуржцами. Региональная власть не сможет просто ограничить въезд заведомо невостребованных соискателей.

— Средняя продолжительность рабочей недели иностранца составляет 58 часов, что противоречит Трудовому кодексу. Естественно, что у недобросовестных работодателей может появиться желание экстенсивно увеличить производительность за счет эксплуатации мигрантов, — полагает Дмитрий Чернейко.

Дешевая рабочая сила для экономики не всегда благо. Исследователи рынка труда установили, что для иностранных мигрантов характерна примитивизация рабочей деятельности. То есть, если в Узбекистане соискатель работал фельдшером, то в России он может устроиться штукатуром. К такой системе привыкли как рабочие, так и руководители предприятий. В условиях демпинга или даже штрейкбрехерства со стороны иностранных мигрантов работодатель может потерять стимул для движения вперед, а это может повлиять на экономику города в целом. В самом сложном положении оказываются четыре региона страны — Москва и Московская область, Петербург и Ленинградская область. Из-за большого количества мигрантов любые кардинальные изменения в данной сфере могут значительно повлиять на рынок труда.

Выходом, позволяющим региональной власти контролировать процессы миграции и не допустить ущемления прав российских граждан и угрозы национальному рынку труда и экономике страны в целом, стало бы закрепление за регионами возможности устанавливать максимальное количество патентов по профессиям или вовсе приостанавливать их выдачу для ряда специальностей.

Источник: «Российская газета»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *