Ситуация на российско-белорусской границе

Андрей Суздальцев политолог, заместитель декана факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ

Тема государственной границы всегда оставалась актуальной в белорусском медиа-пространстве, хотя, что скрывать, принимала иногда и гротескный характер. Стоит сразу отметить, что это не относится к личности самого президента Беларуси, который является советским офицером-пограничником в отставке.  Но, тем не менее, к примеру, в последние дни октября в белорусских СМИ  была растиражирована информация о появлении на белорусско-литовской границе группы волков. Оказалось, что волчий наряд в организованном порядке и фактически совместно с литовской пограничной стражей,  неустанно патрулирует границу по тропам и дорогам, пролегающим рядом с пограничными столбами.

В принципе, сейчас можно утверждать, что когда в наряд заступает не пограничник с традиционной пограничной овчаркой, а местный неутомимый волк, то  можно не сомневаться, что границы Литвы, а это, между прочим,  границы ЕС и НАТО,  прикрыты вполне надежно. Минску, учитывая его болезненную реакцию на постепенное формирование  российско-белорусской границы,  осталось только применить столь богатый литовский опыт на восточном рубеже…

Деньги прежде всего

Беларусь – транзитная страна и её руководство преисполнено желанием не только сохранять и неустанно подтверждать данный статус, но извлекать из него финансовые и ресурсные выгоды. Еще со времен появления во второй половине 1990-х годов единой российско-белорусской таможенной зоны, позволившей УД президента РБ заработать первые сотни миллионов долларов на контрабандных поставках в Россию куриных окорочков, спирта «Рояль» и сигарет,  схемы заработка на соседстве с Россией активно развивались и усложнялись.

Идеологически белорусский транзит товарами и людьми между Евросоюзом и РФ на каком-то этапе был оформлен в теорию «моста», что, конечно, не является новостью, так как подобные «мостовые» теории какое-то время  исповедовали практически все западные соседи России, рассчитывая на экономическую эксплуатацию соседства с ней, что на деле выливалось в обычную контрабанду…

Не вдаваясь в богатую и бесконечно обновляемую тему белорусской контрабанды, имеющей, между прочим, многовековую историю, стоит напомнить, что границы всегда разделяли, прежде всего, соседние народы, а иногда и один народ…

Это не относится к границе между Россией и Беларусью, что и делает её уникальной.

Граница, как угроза…

С 1991 года реальной границы между Россией и Беларусью так и не возникло, и её отсутствие стало одним из факторов формирования белорусской государственности. Но сейчас мы можем наблюдать, как граница между двумя странами – партнерами по строительству Союзного государства, неуклонно и упорно вырастает, как трава из земли. Невольно возникает вопрос: Как российско-белорусская граница международного формата (обозначена на местности, имеет пограничные заграждения, пограничные и таможенные посты, систему контроля в аэропортах, поездах и т.д.) скажется  на белорусском государстве и на перспективах основного белорусско-российского интеграционного проекта – Союзного государства?

Мы к вам, но вы не к нам…

Прежде всего, необходимо напомнить, что изначально белорусско-российская граница оставалась открытой исключительно для граждан России и Беларуси. Это было принципиальным  условием сохранения особых отношений между Москвой и Минском и со временем стало одной из основ российско-белорусской интеграции.

Действительно, ведь Россия не подписывала союзный договор с Грузией или гражданами Украины.  Между тем, именно грузинский транзит («тропа Лукашенко») в 2007-2010 гг. осложнил тему границы между Москвой и Минском. Стоит напомнить, что в те годы еще свежи были раны только что закончившейся грузино-югоосетинской войны.

С 2014 года через Беларусь в Россию поехали граждане Украины, которые по тем или иным причинам (криминал, участие в АТО, в событиях в Крыму и 2 мая 2014 г. в Одессе, принадлежность к СБУ и т.д.) не желали «светиться» на российских пограничных постах на российско-украинской границе.

В итоге, на белорусско-российской границе появился российский паспортный контроль, что если не обидело, то озаботило белорусских граждан, но привело к настоящей ярости белорусское руководство. Официальный Минск с 2008 года  всегда упорно настаивал на своём праве и дальше по своему усмотрению использовать доступ к российской территории, извлекая из доступа доход по принципу «деньги не пахнут».

Российско-белорусское «непонимание» по вопросу о статусе российско-белорусской границы по своей сути очень интересно и во многом коренится не только в политической психологии, но и в традициях белорусского политического класса воспринимать  Россию в качестве национального ресурса. При этом, что не раз отмечалось российскими экспертами, работающими по белорусской тематике, Минск очень бдительно воспринимает любые, как ему кажется, покушения на собственный суверенитет, но при этом совершенно вольно трактует российский суверенитет, которым по твердому мнению белорусского политического класса можно не только пренебречь, но и даже торговать.

В итоге получается почти анекдотичная ситуация в формате спора двух соседей, один из которых твердо уверен, что он имеет право иметь ключ от дома соседа. Это право «ключа» открывает ему возможность  не только вваливаться к соседский дом  когда угодно, «по-братски» по пути опустошая кладовку и холодильник, но еще приводить с собой более «далеких» и весьма скандальных, а также «обиженных» соседей, которые, в свою очередь,  могут не только избить детей, изнасиловать жену, но в итоге, и поджечь дом.

При этом уговоры «обменяться ключами» не действуют, так как очень суверенный  сосед считает, что его разрастающееся козье стадо (безвиз для 80-ти стран) имеет законное право пастись на соседском огороде, так как он на порядок больше и там капуста сочнее… Доказать обратное очень сложно, если вообще возможно.

Россия, как дикое поле  

Трудно не заметить традиционно своеобразное  восприятие белорусским политическим классом и населением республики соседней России, в которой десятилетиями видели неиссякаемый источник ресурсов, финансов и рабочих мест. Более того, Россия для активной, работоспособной, а также и самой амбициозной  части белорусского социума всегда считалась своеобразным «запасным вариантом», позволяющим реализовать как застоявшиеся карьерные надежды, так и решить накопившиеся  материальные проблемы. Безусловно, составной частью данных настроений всегда был открытый доступ к территории восточного соседа.

Но при этом  еще в советское время в белорусском обществе  исподволь, а иногда и открыто создавалось и развивалось  почти колониальное восприятие России, которой можно, брезгливо морщась,  пользоваться в собственных интересах.  Россия до сих считается каким-то «диким полем», где можно позволить себе гораздо больше, чем дома, т.е. в Беларуси.

Естественно, параллельно в сознании белорусов создавался  романтический образ Беларуси, как некой земли обетованной, куда её сыны и дочери, «настрадавшись» на российских просторах, рано или поздно обязательно вернутся.

Эти настроения проявилось даже в советском киноискусстве, в частности в фильме «Белые росы» (1983 г.), где один из героев, перед тем как оказаться в итоге  на благословенной Родине, прозябал в дырявом сарайчике на Камчатке.

Именно в таком образе России и заложены основы белорусского восприятия границы с Россией: сохранить открытый доступ граждан Беларуси к России, но при этом все-таки как-то ограничить или даже закрыть доступ россиян к территории Беларуси.

Данную  культивируемую неприязнь к соседям («все плохое от России и русских») в Беларуси активно пропагандируют  не только националистические круги, с 1991 года рьяно выступающие за немедленное строительство на границе с Россией «стены» и, естественно, «рва с крокодилами», но и представители руководства страны. К примеру, как не отметить традиционное недовольство российским транзитом через Беларусь.

Любопытно то, что все эти подогреваемые в целом антироссийские настроения  в формате политического «лего» прекрасно  укладывается в понятие «не повезло с соседом».

А нас за что?

Однако, с 2015 года Россия, не спеша сама стала отгораживаться от Беларуси, что, естественно очень обидело белорусские власти и оппозицию. Незаметно тема российско-белорусской границы стала уверенно сползать в «украинский формат».  Напоминаем, что с 2014 года в украинском руководстве и политическом классе активно обсуждался вопрос о введении в отношении граждан России, посещающих Украину, визовой режим. В итоге, фактический визовой режим с Россией будет введен с 1 января 2018 года. Но при этом украинские политические эксперты, озаботившись тем, что Россия введет «зеркальные» меры в отношении граждан Украины, которых в статусе трудовых мигрантов на территории России по разным подсчетам от 2,5 до 4 млн, стали заявлять, что ответные меры России будут «незаконными» и «провокационными» .  Понятно, что данном случае, культовая фраза «а нас за что?» имеет политико-психологический смысл.

Но не должно быть иллюзий и в том, что попутно с появлением в быстро приближающемся 2018 годе на Украине квазивизового режима в отношении граждан России, в Киеве обязательно встанет вопрос о визах для белорусов, у которых с россиянами все-таки есть Союзное государство…

Трудовая миграция

Вопрос о трудовых мигрантах, работающих в РФ, является проблемой не только Украины.  С начала 2000-х годов в Россию потянулись сотни тысяч белорусских гастарбайтеров, для которых отсутствие границы между Россией и Беларусью является несомненным благом.  Однако присутствие на территории России трудовых мигрантов из Беларуси на корню ликвидирует создаваемый десятилетиями белорусской пропагандой в России образ успешной белорусской социально-экономической модели.

Стоит напомнить, что А. Лукашенко, крайне болезненно воспринимая сам факт  существования белорусской трудовой миграции в России, публично отрицает наличие белорусских гастарбайтеров на территории восточной «соседки», называя их «специалистами», которые необходимы в России, где «свободных рук нет» .

Было бы несправедливо не отдать должное усилиям и оппозиционных СМИ, которые второе десятилетие ведут то вялую, то обостряющуюся (после 2014 года) информационную атаку против белорусской трудовой миграции в Россию. Позитивно уже то, что на оппозиционных порталах не объявляют по украинскому образцу граждан республики, ищущих заработок в Москве/Санкт-Петербурге или российских регионах, «предателями», но тщательно собирают информацию обо всех несчастных случаях, включая криминального характера,  с белорусскими гастарбайтерами в России, что, в свою очередь, должно по идее, отвратить белорусов от отхожего промысла в РФ.

Понятно, что попутно Россия изображается в потрясающе отвратительном виде на фоне той же Польши, куда белорусам ехать в поисках заработка, по версии данных сайтов,  почетно и даже патриотично.

В итоге, получается, что в данном случае оппозиционные медиа-ресурсы активно помогают белорусским властям, но, как известно, любая информационная кампания несет в себе и негативные аспекты для «заказчика» — белорусского политического режима.

Дело в том, что разжигая ненависть к России, данные формально оппозиционные, а по сути, антироссийские  порталы оказывают активную и незаменимую помощь тем политическим силам в России, получивших второе дыхание после начала украинского кризиса, которые считают, что Россия не имеет реальных союзников, а «подкармливает» своих врагов. Так что открытая и косвенно поддерживаемая властями информационная деятельность националистических ресурсов в Беларуси в итоге отзывается в российском политическом классе ростом отнюдь не только антилукашенковских настроений, но в большей степени антибелорусских.  Иными словами, белорусы активно теряют, а если вернее, отталкивают Россию. Понятно, что в данном случае в Минске принято очень гордо и «зеркально» заявлять о том, что «Россия теряет Беларусь». Однако, вопрос только о масштабах последствий…

Ведь ничего не делается просто так и ничего не забывается. Рано или поздно любая долговременная информационная кампания, сделав обязательный качественный «скачок», переходит в сферу политических решений и тогда кто-то уже в Беларуси заголосит, как сейчас в Киеве, об «ударе в спину» по формуле «а нас за что?».  В истории все повторяется…

Граница для «тунеядцев»  

Понятно, что  белорусские власти крайне болезненно относятся к работе за рубежом своих граждан, но для того, чтобы этих  люди вернуть домой, необходимо, чтобы они получили возможность зарабатывать на Родине хотя бы 2/3 того, что они получают в России. Между прочим, административные усилия по поднятию средней заработной платы до 500 долларов США должны, по идее, снизить востребованность рабочих мест в России.

Но есть еще один рычаг – в 2018 году, если автор этих строк не ошибается, белорусов  ожидает новый сезон охоты на «тунеядцев» и  здесь вопрос об открытости границы между Россий и Беларусью начинает выходить на первый план. Как отмечал еще в марте 2017 года А. Лукашенко: «…Мы понимаем, что плохих плиточников в Москве приветствовать не будут. Там хорошие специалисты работают. И слава богу, что работают. Я всегда этим горжусь. Но здесь живет твоя семья, твои дети ходят бесплатно в школу, мы лечим их. Коммунальные услуги и прочее… И ты, отработав, сюда приезжаешь» .

Как выявить и  посчитать этих людей, свободно пересекающих российско-белорусскую границу и возвращающихся домой в Беларусь  через два-четыре месяца с заработанными деньгами? И как эти деньги у белорусских гастарбайтеров отнять? Ведь А. Лукашенко они нужнее, чем семьям, т.е. детям, матерям, женам…

Понятно, что белорусские власти ищут механизмы подсчета «тунеядцев».  Так, к примеру, вдруг оказалось, что Минск хотел бы получать от россиян данные о видах на жительство, выданных в России приезжим белорусам. Понятно, что следом в рамках «союзного визового режима» белорусские власти начнут охоту на  граждан Беларуси, имеющих второй, российский паспорт.  Следом будет создана база их бизнесов в России… Перспективы для белорусских спецслужб разворачиваются необъятные.

Итак,

Мы стоит на пороге  новой и захватывающей интриги в российско-белорусских отношениях.  Ведь, помимо пересекающих границу трудовых мигрантов и граждан Украины,   есть и другие не менее важные и сложные пограничные проблемы  между двумя странами – партнерами по строительству  Союзного государства – совместное признание виз в рамках Союзного государства, формат доступа к российской территории граждан, прибывающих в Беларусь в безвизовом формате и т.д. Между тем, российской стороне бесконечные переговоры с Минском  начинают надоедать – весной 2018 года Москва открывает на российско-белорусской границе  пограничные посты. И это только начало…

Источник: Эхо Москвы

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

двадцать + девять =