Сергей Кошман: Поток мигрантов в Подмосковье снизился примерно на 10-15 процентов

Текст: Ирина Пуля

Российская газета — Столичный выпуск №4940 (116)

Еще недавно Подмосковье было одним из самых притягательных для мигрантов регионов — как для легальных, так и для «невидимок». Да и экономика области обойтись без них не может. А что сейчас происходит на гастарбайтерском рынке труда? Об этом корреспондент «РГ» побеседовал с Сергеем Кошманом, зам. председателя правительства Московской области.

Российская газета : Сергей Николаевич, поток мигрантов в Подмосковье поредел?

Сергей Кошман : Да, примерно на 10-15 процентов. На миграционный учет в этом году встали около 377 тысяч человек, а в прошлом году к началу лета было больше — 428 тысяч. И работу найти сейчас у нас сложнее. Поэтому многие из мигрантов, оглядевшись, а иногда и поголодав, уезжают на родину или в другие регионы. Почти 154 тысячи иностранцев или 42 процента от общего количества поставленных на учет уже снялись с учета.

РГ : На днях подмосковные милиционеры и сотрудники УФМС задержали 270 нелегальных мигрантов из Таджикистана и Узбекистана, которые работали в пекарне на Мытищинской ярмарке. Несколько недель назад обнаружили цех по производству салатов для элитных ресторанов на Рублевке… Такие сообщения появляются все чаще. Больше стало «невидимок»? Или лучше ловят?

Кошман : Точно сказать, сколько всего их на территории области, сложно. Однако выявлено свыше 20 тысяч нарушителей режима пребывания — на 12 процентов больше, чем в прошлом году. А за незаконную трудовую деятельность уже поплатились почти 6,5 тысячи мигрантов — на 44 процента больше. Больше теперь наказано и россиян за незаконное привлечение иностранцев к трудовой деятельности — свыше 5900. По сравнению с прошлым годом это больше почти на 75 процентов.

РГ : Предсказывали, что ужесточение наказаний приведет к росту преступности…

Кошман : Увы, она и выросла — примерно на треть. На счету приезжих из стран СНГ почти 5260 преступлений. Подмосковье готовилось к тому, что криминальная ситуация может обостриться. У нас был увеличен штат сотрудников миграционной службы. Ее сотрудники провели в этом году вдвое больше проверок — почти 4 тысячи. Сейчас вместе с милицией это ведомство исследует на вертолетах даже самые труднодоступные территории, где могут скрываться нелегалы. Например, недавно во время авиарейда в Ленинском районе обнаружили 170 выходцев Узбекистана, Таджикистана, Украины, Молдовы. Они живут в самодельных постройках, многие без документов. Благодаря недавно появившимся передвижным пунктам автоматизированной системы «Центральный банк данных учета иностранных граждан» представители УФМС могут прямо на месте установить личность иностранца, выяснить, подлежит ли он выдворению, подлинная ли у него миграционная карта…

РГ : Есть мнение: рост криминала связан с сокращением квот на иностранную рабочую силу. В прошлом году в Подмосковье было выдано 262,8 тысячи разрешений на работу, а сколько в этом?

Кошман : Квота для Московской области урезана до 116 351 человека. Понятно, что сегодня в первую очередь надо трудоустраивать россиян. Но я бы не стал увязывать рост преступлений в Подмосковье с размером квоты. Она, кстати, реализована менее чем на 45 процентов. Прежде всего сказывается общая экономическая ситуация. Работодатель пострадал от кризиса — и избавляется от работников. Многие из них согласны на любые условия, лишь бы заработать на кусок хлеба. А уж тут до скользкой дорожки — один шаг.

РГ : А могут ли мигранты, например, обратиться в службу занятости?

Кошман : Могут, но только в случае, если легально прибыли в Россию. Естественно, в центре занятости их не поставят на учет в качестве безработных и пособие не выдадут. Но иностранец может получить бесплатную информацию о вакансиях и направление на работу. Мигранты по-прежнему востребованы на стройках, обрабатывающих предприятиях, в торговле, на транспорте. Россияне, даже оставшись без работы, не хотят устраиваться туда, где невысокая зарплата и недостаточно комфортные условия труда. Гастарбайтерам не до выбора. Многие работодатели этим пользуются. А потом, выжав из человека все, выставляют его на улицу. Куда он пойдет и что сделает — вопрос. Поэтому необходимо внести дополнение в федеральное законодательство: работодатель обязан извещать местный орган исполнительной власти, ведающий вопросами занятости населения, налоговую и миграционную службы не только о том, что он принял на работу иностранца, но и о том, что расторг с ним трудовой договор. В таком случае порядка будет намного больше.

РГ : Обнаружились, наверное, и другие «белые пятна» федерального миграционного законодательства?..

Кошман : Считаю важным усилить контроль за соответствием между целью въезда, заявленной иностранным рабочим, и тем, чем он занимается реально. Ужесточить наказание и тех, которые не предъявляет представителям миграционных служб документы — говорят, что потеряли. На самом деле таким образом приезжие просто стараются скрыть нежелательную информацию о себе. Вот и нужно для таких «беспамятных» прописать в законе порядок помещения в спецучреждение для установления личности и привлечения к административной ответственности. Смотрим дальше. Предположим, выясняется, что этот человек подлежит депортации на родину. Выдворение должно быть осуществлено за его счет. Но денег у приезжего нет. Если он был принят на работу с нарушениями закона, в таком случае билет должна платить принимающая организация или, например, консульское учреждение государства, из которого приехал мигрант. Но сам механизм выдворения иностранных граждан за счет принимающей стороны до сих пор не определен и не отработан. В результате люди и не работают здесь, и домой не уезжают.

Источник: «Российская газета»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *