Рынок денежных переводов из России в страны СНГ сократился в 1,8 раза

Текст: Полина Добриян (генеральный директор компании PayU)

Российская Бизнес-газета — №1003 (24)Особенность кризисных периодов — обостренное восприятие негативных явлений. С одной стороны, мы слишком остро реагируем на цифры и факты, подтверждающие ту или иную отрицательную динамику. С другой — не всегда прикладываем усилия, чтобы разглядеть ситуацию под другим ракурсом.

На фоне значительного оттока трудовых мигрантов в конце прошлого года все чаще стали звучать тревожные реплики в адрес платежного рынка. И действительно, если обратиться к цифрам, основания для беспокойства есть. Так, согласно отчетности ЦБ РФ, по итогам I квартала 2015 года объем рынка денежных переводов из России в страны СНГ составил $1,8 млрд, общий объем отправлений за границу — $2,1 млрд. Сокращение по сравнению с тем же периодом прошлого года — 1,8 и 1,9 раза соответственно. Статистика действительно неприятная и вполне объективно отражает происходящие в экономике в целом и на рынке денежных переводов в частности процессы.

Но не будем забывать о следующем: эти цифры — концентрат мощного оттока иностранцев из России в конце прошлого года, который был спровоцирован паническими настроениями мигрантов. Рубль критически упал, цены обещали вырасти до неузнаваемости, даже вполне здравые люди поддались иррациональному чувству страха. Экономические проблемы совпали с ужесточением условий работы трудовых мигрантов в России, и все это в совокупности привело к массовому отъезду на родину.

Обращаясь к той же самой статистике ЦБ, мы можем увидеть другие цифры: по итогам марта текущего года объем переводов частных лиц в страны СНГ увеличился на 26% по сравнению с февралем, в дальнее зарубежье — на 31%. То есть речь идет не о сокращении рынка, а о восстановлении, причем весьма неплохими темпами. Утверждение о массовом побеге иностранцев из России тоже несколько преувеличено: за 4 месяца 2015 года в Россию, по данным ФМС, въехало более 6 млн иностранных граждан, за тот же период в прошлом году — 5,5 млн. И хотя разрешений на работу действительно выдано существенно меньше, мы не можем с уверенностью говорить, что мигранты обходят Россию стороной: получение рабочего патента — дело небыстрое, да и сама процедура наверняка еще не обкатана, поэтому уже в ближайшие месяцы мы можем увидеть совершенно другую динамику.

Безусловно, игроки рынка денежных переводов понесли существенные потери, серьезность которых усугублялась внезапностью: еще в середине прошлого года вряд ли кто-то мог предсказать события конца осени-начала зимы. Но вспомните: после «черного вторника» банковские вкладчики массово начали забирать средства из банков и уже через пару недель также массово нести их обратно под повышенный процент. Конечно, трудовая миграция — не то же самое, но в целом истории похожи: экстренный отъезд из России, попытки найти другие источники дохода, вынужденное возвращение обратно при первых признаках экономического потепления. Так что, говоря об убытках участников рынка, мы имеем в виду довольно непродолжительный период. И здесь я не голословна: отчетность одной из крупнейших российских компаний в этой нише показала, что в январе-марте ее оборот в сегменте денежных переводов увеличился на 16% по сравнению с квартальными результатами 2014 года, и к пулу партнерских банков в странах СНГ добавилось еще добрых три десятка. Не самые плачевные результаты. Не берусь глубоко анализировать причины роста количества транзакций, но предполагаю, что положительные результаты компании достигнуты за счет органического роста и постепенного восстановления рынка денежных переводов из России в страны СНГ. С одной стороны, компания расширяет географию присутствия и получает доступ к новым клиентским нишам, с другой — резкий отток мигрантов и соседних республик остался в прошлом, люди постепенно возвращаются. Так как речь идет о компании, занимающей около 20% рынка, думаю, говорить о восходящей динамике будет справедливо для всего российского сегмента денежных переводов.

Подсчитывая объем рынка, мы привыкли опираться на статистику ЦБ, учитывающую транзакции в крупнейших системах денежных переводов. Но для меня, как для руководителя одной из крупнейших процессинговых компаний, «денежный перевод» — более широкое понятие. По сути, это платеж отправителя Х получателю Y. А пункт Western Union или отделение «Почты России» — далеко не единственный способ отправления этого платежа. Оплата телефона через интернет-кошелек, погашение кредита с помощью электронного терминала, покупка в интернет-магазине — все это денежные переводы в более широком смысле. Да, здесь речь идет не о трудовых мигрантах, отправляющих зарплату семье, но это рынок, огромный рынок. Недавно мы провели исследование рынка интернет-торговли: выяснилось, что в 2014 году россияне сделали 47 миллионов заказов в зарубежных интернет-магазинах, а общий объем рынка трансграничных покупок за год вырос на 115%, до 85 млрд рублей. Около 70% заказов за границей приходится на Китай, так что мы говорим, безусловно, о совершенно ином срезе платежного рынка, с трудовой миграцией не связанном. И все же я считаю возможным привести данные цифры в контексте нашего разговора, чтобы показать многогранность рассматриваемого вопроса.

Резюмируя, хочется еще раз подчеркнуть, что денежные переводы трудовых мигрантов из России в страны СНГ — это, несомненно, один из важнейших источников дохода для отраслевых игроков. Но, рассуждая о перспективах платежного рынка, мы имеем в виду весь спектр финансовых инструментов, используемых для отправления денежных средств. Несмотря на то что доля розничных безналичных расчетов в торговом обороте еще не так высока, объем интернет-платежей с каждым годом увеличивается. Российский рынок электронной торговли по итогам прошлого года вырос на 35% и достиг 560 млрд рублей, из которых около 15% — покупки в заграничных онлайн-магазинах. Полагаю, уже через несколько лет рынок трансграничных интернет-платежей достигнет объемов, вполне сопоставимых с количественными характеристиками рынка так называемых мигрантских денежных переводов. Не исключаю, что те же мигранты научатся использовать дистанционные платежные каналы — электронные кошельки, банковские карты, платежные терминалы. Поэтому уже сейчас мы должны оценивать динамику развития рынка не в рамках отдельной, пусть и очень значимой ниши, но в совокупности всех его сегментов.

Источник: «Российская газета»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

17 − 5 =