Почему медицинские полисы мигрантов превратились в фикцию

Текст: Ольга Штраус

Российская газета — Экономика Северо-Запада №7109 (241)Только 10 процентов из проживающих в России мигрантов ежегодно проходят медицинское освидетельствование. А болеют они часто и много. Мигранты чаще всего работают там, где риск получить травму очень высок. Фото: Павел Лисицын/РИА Новости

— По нашей статистике, каждый третий мигрант, приехавший в Петербург, обращается за медицинский помощью, — говорит врач-организатор, начальник управления ДМС страховой компании Андрей Криворучко. — Если выстроить рейтинг их заболеваний, он будет выглядеть так: на первом месте — производственные травмы, особенно связанные с органами зрения. Микротравмы глаз происходят преимущественно из-за нарушения техники безопасности. На втором месте — обострение хронических соматических заболеваний (болезни желудочно-кишечного тракта, неврологические). Это связано со сменой климата, иным характером питания, стрессами от переезда, производственными перегрузками. На третьем месте — инфекционные болезни, что объясняется попаданием человека в другой ареал обитания, насыщенный иными микроорганизмами, плюс скученность проживания, а зачастую — и отсутствие нормальных бытовых удобств. На четвертом месте — гинекология и стоматологические проблемы.

Получается, для петербуржцев мигранты являются постоянной угрозой если не эпидемий, то — конкуренции в поликлиниках и стационарах.

На самом деле, страховщики уже выражают серьезную озабоченность тем, что полисы ДМС, приобретаемые мигрантами, становятся пустой фикцией: всего лишь одной из справок, необходимых для приобретения патента. А рынок медицинских страховых услуг чреват созданием «мыльных пузырей»: когда продажа полисов не сможет гарантировать покрытия расходов на врачебную помощь в случае возникновения такой необходимости. В этих условиях страховые фирмы особенно беспокоит наметившаяся в последнее время монополизация этого рынка. И как следствие — его коррупционная составляющая.

Генеральный директор одной из страховых компании Дмитрий Фельдман утверждает, что более 95 процентов мигрантов покупают полисы ДМС лишь для получения разрешения на работу:

— По их логике, «мы едем работать, а не болеть». А потому в списках застрахованных — сплошь мужчины. Их жены и дети, которые со временем подтягиваются в Петербург вслед за мужьями, остаются без медицинской страховки.

До первого июня 2016 года минимальное страховое покрытие полисов ДМС должно было быть не меньше 50 тысяч рублей. Но с 1 июня все изменилось — возросла и сумма покрытия, и страховой взнос, и цена бланков полисов. Если раньше их можно было напечатать на цветном ксероксе, что многие фирмы-посредники и делали, плодя фальшивки, то сейчас правила ужесточились. Повышенная степень защиты бланка и введение штрафов за отсутствие полиса уже дает основания правоохранительным органам вылавливать в ходе рейдов владельцев «неправильных бумажек» и депортировать незастрахованных из страны.

Эксперт Даниил Кашницкий, научный сотрудник Института социальной политики НИУ ВШЭ считает, что зачастую мигранты не покупают полисы ДМС своим женам и детям из-за высокой стоимости.

Миграционные центры, которые находятся сейчас в ведении полиции, способны принять весьма ограниченное число заявителей в день. Для ускорения очереди мигрантов, по их желанию, перенаправляют «на коммерческие услуги», в Единый центр документов. А там купить полис ДМС можно не менее чем за 4000 рублей. В то время как многие продают по полторы.

Однако выбрать наиболее подходящую компанию мигранту непросто: и по причине его слабого владения русским языком, и в силу того, что вся структура приема гастрарбайтеров направляет мигранта опять же в Единый центр документов.

— Мы тоже могли бы вписаться в эту структуру, как сделали некоторые наши коллеги-страховщики, — говорит Дмитрий Фельдман. — Но комиссионные расценки там зашкаливают. К тому же, это — явный путь к монополизации рынка страховых услуг.

Северо-Западный союз страховщиков в Петербурге провел такой эксперимент: направил в коммерческую структуру при ФМС мигранта получить разрешение на работу. Там ему отказали: мол, по их правилам, покрытие не должно быть меньше 150 тысяч рублей. Увеличить размер суммы не проблема, это стоит дополнительно 50 рублей, и «тайный мигрант» отправился переоформлять документ. А через час уже оказалось, что требуется покрытие в 200 тысяч рублей.

— То есть они под давлением вынуждают людей покупать полисы у компаний, которые ведут подобную ценовую политику — говорит Ирина Лукашевич, президент СЗСС. — Естественно, что на оплату реального лечения людей им денег уже не хватает.

Эксперты сходятся во мнении: опасность, что купленные полисы не смогут покрыть реальные траты на лечение, существует.

— Например, тяжелая травма при падении с высоты, требующая реконструктивной операции и длительного пребывания в стационаре, обойдется гораздо дороже ста тысяч, — говорит Андрей Криворучко.

Формально владелец полиса имеет право на неотложную и первичную медицинскую помощь, в том числе стоматологическую, диагностику, амбулаторное и стационарное лечение, проведение операций, прививку от столбняка и получение больничного. В реальности полис редко реализуется по назначению — указанные в документе учреждения просто перенаправляют обратившихся друг к другу.

Эксперты считают, что порядок в этой сфере будет возможен только тогда, когда заинтересованными сторонами будут четко прописаны мельчайшие правила действия страхового механизма. Наличие лакун, разночтений — путь к монополизации рынка.

Прямая речь

Юлия Тарасова, доцент депарамента финансов Высшей школы экономики:

— Ситуация с полисами ДМС отражает общую тенденцию на рынке страховых услуг. Страховые компании сегодня вступают в зону повышенного риска. То есть переживают нормальную «болезнь роста». На Западе, где этот рынок работает давно, клиентами страховщиков являются, как правило, крупные промышленные предприятия, у нас наоборот — физические лица. Это гораздо более ненадежный сегмент. А в ситуации неустойчивой экономики — особенно. Прогноз в этой ситуации может быть один: для страховых компаний поднимут норму уставного капитала (причем поднимут резко, чуть не в три раза, правда Центробанк обещает сделать это поэтапно). Как следствие, многие компании вынуждены будут уйти с рынка. Возникнет риск так называемой олигополистической конкуренции: это когда несколько «прикормленных компаний» объединяются и не пускают на рынок других, устраивая им высокие входные барьеры. Собственно, именно это и происходит сейчас в ситуации со страховой медициной. А поскольку страховщики тесно связаны с банковским сектором, то в нынешних условиях, когда многие банки лишаются лицензий, ситуация еще более усугубится.

Справится с проблемой можно только одним способом — четкой регламентацией механизма страхования, грамотным просчитыванием затрат и выгод. Но поскольку достаточной статистики в сфере ДМС для мигрантов еще не накоплено, просчитать свои риски компаниям не так-то просто.

Кстати

В пресс-службе полиции Санкт-Петербурга никакой проблемы в отслеживании мигрантов с фальшивыми полисами ДМС не видят: на вопросы о проведенных проверках нам не смогли назвать ни одной, а на вопрос о «прикормленных» страховых компаниях ответили, что «сотрудники управления по вопросам миграции ГУ МВД России к оформлению принимают все медицинские полисы любых страховых компаний, оформленные в соответствии с требованием действующего законодательства».

Источник: «Российская газета»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *