МЕСТА КОМПАКТНОГО ПРОЖИВАНИЯ МИГРАНТОВ

МЕСТА КОМПАКТНОГО ПРОЖИВАНИЯ МИГРАНТОВ – ПРОБЛЕМА РАЗВИТИЯ КРУПНЫХ РОССИЙСКИХ МЕГАПОЛИСОВ

  Крупные мегаполисы, предъявляющие спрос на трудовые ресурсы, становятся основным пунктом назначения большинства мигрантов, приезжающих из зарубежных стран. Даже в условиях временной трудовой миграции, стихийно возникающие миграционные цепочки ведут к формированию мест компактного проживания мигрантов. Такими местами могут быть, как отдельно стоявшие здания, например, относящиеся к ветхому и аварийному фонду, так и целые кварталы и микрорайоны. Даже в том случае, когда мигранты не являются в них большинством, население ассоциирует данные городские пространства с представителями того или иного этноса, называя «мигрантскими» или «этническим анклавами».

Понятие «этнического анклава» в целом не имеет негативного окраса. Более того, теоретические такие этнические районы, могут обогащать социум своим разнообразием, добавляя территории определенный колорит. Для города в целом может наблюдаться положительный экономический эффект от существования мест компактного проживания мигрантов. Например, в городских этнических поселениях Китая мигрантами созданы небольшие швейные предприятия, а этнические районы Сингапура включены в туристические маршруты. Однако в российской действительности места компактного проживания мигрантов считаются неблагополучными районам с высоким уровнем криминализации.

В чем же причина их появления? Исследователями отмечаются различные причины образования этнических анклавов «мигранского» типа  на принимающей территории. Так, Г.А. Николаенко считает, что причиной их формирования является сетевой характер миграции [6, с. 30], который, в первую очередь, связан с этнической структурой и ментальностью приезжих мигрантов. В.В. Константинов и Р.В. Осин связывают анклавизацию со стремлением к созданию комфортных условий для проживания в чуждой культурной среде [4]. Джон Берри в своих работах рассматривает анклавизацию как одну из стратегий адаптации мигрантов в принимающем сообществе [10; 11]. А.Н. Лукьянова и В.В. Гаспарян  – возможность облегчить процесс социализации на чужбине, создать доступ на рынок труда на основе совместных усилий и к недорогому жилью, которое концентрируется в определенных районах города [5]. Исследователи Института национальных стратегий считают, что анклавы создаются теневым и криминальным сектором экономики [7].

В соответствии с социологическим исследованием, проведенным в в центрах тестирования мигрантов г. Екатеринбурга летом 2015 г. ИЭ УрО РАН, «более половины опрошенных трудовых мигрантов искали жилье с помощью родственников и друзей (53%). Каждый третий  ответивший сообщил, что самостоятельно искал жилье (33%) и лишь небольшой процент с помощью работодателя (12 %). Кроме того, приезжие заявили, что к представителям местного населения (например, в агентства недвижимости, независимым риелторам и пр.) они не обращались [1, с. 332]. Как пишет М.Н. Вандышев, «Базовыми  критериями  выбора  жилья  является  близость  к  месту  работы  (33%)  и  стоимость (29%). Можно предположить, что такая комбинация критериев демонстрирует процесс складывания  мини-анклавов,  когда  вокруг  относительно  крупных  мест  работы мигрантов (рынки, базы и другие предприятия) ими заселяются дома, общежития и прочее [1, с. 333] . Г.Р. Столярова и  Дж. Маддахи, изучавшие процесс анклавизации в Казани, также отмечают, что мигранты селятся ближе к  колхозному (центральному) рынку  –  месту своей основной трудовой деятельности, а вновь приезжающие – подселяются к своим землякам [9, с. 88].

С нашей точки зрения, значительная имущественная дифференциация выраженная в пространственной сегрегации, а также слабая государственная интеграционная политика являются основными причинами анклавизации в современной России. Анклавизация, в свою очередь, также ведет к дифференциации населения по уровню жизни. Мировой опыт свидетельствует, что от анклавизации в большей мере страдают страны допустивший значительное имущественное расслоение населения.

Как показывает исторический опыт, анклавизация, которая, с точки зрения принимающего сообщества, защищает его от «инородцев», а с точки зрения приезжих, помогает им адаптироваться, может быть крайне негативным, и даже губительным процессом, как для принимающего сообщества, так и для самих приезжих. Во-первых, она выступает барьером на пути интеграции иностранных граждан в принимающее сообщество, играя медвежью услугу для самих мигрантов, мешая их адаптации к новым условиям проживания, снижая их заинтересованность в изучении языка местного населения, восприятии культурных ценностей и норм поведения принимающего сообщества, делая их видимым меньшинством. Во-вторых, она ведет к созданию очагов чуждой культуры, которые негативно воспринимаются местным населением, вызывая отторжение, ненависть, рост ксенофобии и национализма. В-третьих, для принимающего сообщества такое соседство создает ряд неудобств: уменьшается привлекательность микрорайона заселенного мигрантами, обесценивается недвижимость, ухудшается качество дошкольного и школьного образования в связи с появлением в группах (классах) детей-ионофонов, требующих особого внимания со стороны педагогов. В-четвертых, пространственная сегрегация, в виде формирования этнических районов, способствует и сегрегации на рынке труда. Мигранты помогают родственникам, приятелям и односельчанам в трудоустройстве, в результате складываются чисто «мигрантские» виды занятости, которые, в свою очередь, также усиливают процессы пространственной сегрегации. В-пятых, в процессе образования этнических анклавов мигрантского типа так же существует и криминальная составляющая, обычно они являются неблагополучными, в них выше уровень преступности, чем в среднем по району, селу, городу. Известны случаи, когда мигрантов заселяли в уже расселенные здания.

Запущенный процесс формирования мест компактного проживания мигрантов трудно приостановить. Мигранты, благополучно адаптировавшиеся в принимающем обществе, имеющие постоянную высокооплачиваема работу или организовавшие собственный бизнес обычно покидают этнический анклав, переезжают в более престижные районы (микрорайоны) города. Однако проблема анклавов для города сохраняется, так как менее успешные мигранты остаются в анклаве, а на место выехавших приезжают новые мигранты, которым предстоит пройти длинный путь адаптации.

Считая проблему формирования анклавов одной из наиболее важной при проведении миграционной политики, мы попытались построить карту миграционной привлекательности жилых микрорайонов г. Екатеринбурга. Для этого нами были выбраны критерии оценки: стоимость аренды квартиры, наличие частного сектора и садовых товариществ, строительных площадок, рынков и овощных баз, крупных торговых центров, конечной остановки маршрутного такси, культурных национальных и религиозных центров мигрантов, близость к транспортному узлу.

На основе данных критериев нами была составлена карта миграционной привлекательности микрорайонов г. Екатеринбурга. В топ 10 микрорайонов вошли: Юго-Западный, Вокзальный, Визовский, Химмаш, Сортировка, Уралмаш, Эльмаш, Заречный, Кольцово, ЖБИ, (см. рис).

Рисунок – Карта миграционной привлекательности жилых микрорайонов               г. Екатеринбурга

Составитель: К.В. Бедрин, магистрант МИИГАиКа

 

В настоящее время правительство России не вмешивается в процесс анклавизации, хотя и считает его крайне нежелательным. Попытка вмешательства имела место в Санкт-Петербурге в рамках политики Толерантности. В частности, для трудовых мигрантов из зарубежных стран создавались, так называемые, доходные дома. С точки зрения Смольного, их создание могло сделать миграцию более контролируемой и позволило бы противостоять процессу создания неблагополучных этнических анклавов в центре Санкт-Петербурга, что могло бы снизить градус напряженности в северной столице России. Однако данная политика встретила волну справедливой критики, было заявлено, что «Смольный» сам создает этнические анклавы.

Создание доходных домов, с нашей точки зрения, можно было бы назвать оправданным только при условии проведения выверенной политики их пространственного размещения и обязательной ограничительной квоты на их заселение мигрантами.

Выявление, а главное, предотвращение процесса формирования анклава на принимающей территории является важной государственной задачей, которая должна стать частью любой стратегии пространственного развития современного мегаполиса.

 

Список литературы:

  1. Вандышев М. Н. Территориальный принцип размещения трудовых мигрантов в большом городе // Динамика и инерционность воспроизводства населения и замещения поколений в России и СНГ. Т. 2. – Екатеринбург: Ин-т экономики УрО РАН, 2016. – С. 331-337.
  2. Гордякова М. В каких районах Петербурга селятся мигранты // Online812, 22 ноября 2012 г. [Электронный ресурс]. URL.: http://www.online812.ru/2012/11/22/001/
  3. Защита прав москвичей в условиях массовой миграции.- М., 2014. – 118 с.
  4. Константинов В.В., Осин Р.В. Особенности отношения к мигрантам в условиях медиавоздействия // Известия Саратовского университета, 2014. Т. 3. № 1. – С. 53-57.
  5. Лукьянова А. Н., Гаспарян В. В. Позитивные и негативные последствия международной миграции в условиях глобализации // Региональная экономика: теория и практика, 2008. № 9. – С. 19-22.
  6. Николаенко Г.А. Причины возникновения и особенности таджикских моноэтнических анклавов в центре Санкт-Петербурга // Современный город: настройка социологической оптики. Сборник научных статей по итогам III Ежегодной социологической школы /Под ред. Е.С. Богомягковой. – СПб.: Издат. центр экономического ф-та СПбГУ, 2014. – С. 119-134.
  7. Политика “замещающей миграции” в России: последствия и альтернативы. Доклад. 13 марта 2014г. Институт национальных стратегий [Электронный ресурс]. :

http://www.instrategy.ru/projects/index.htm?cy=2014

  1. Риелторы составили национальную карту Москвы //news ru.com, 9 сентября 2010 г. [Электронный ресурс]. URL.:

http://newsmsk.com/article/18Jun2010/anklav.html

  1. Столярова Г.Р., Маддахи Дж. Изучение таджикской общины в Татарстане: постановка проблемы // Бусыгинские чтения: материалы Всероссийской научно-практической конференции, 21 декабря 2011 года. Вып.3.– Казань: Изд-во «ЯЗ», 2012.– С. 88.
  2. Berry J.W. Acculturation and Psychological Adaptation. // Migration – Ethnizität –  Konflikt: Systemfragen und Fallstudien./ K.J. Bade (Hg.)/ IMIS-Schriften, Bd.1. –  Osnabrück, 1996. – Р. 171-186.
  3. Berry J.W. Immigration, Acculturation, and Adaptation. // Applied Psychology: An International Review. 1997. Vol. 46. № 1. –  Р. 5-68.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *