Когда люди бегут от войны

 

  Фото: Джон Траст/РИА «Новости»  Когда люди бегут от войны, им некогда размышлять: куда и зачем. Они не думают о том, что их ждет, кто встретится им на пути, будет ли крыша над головой и в какие бюрократическо-правовые капканы они могут попасть. Семья Натальи Платоновой оказалась в трудных обстоятельствах и прошла тернистый путь, поэтому она создала сайт помощи вынужденным переселенцам из районов, где шли и идут военные действия
Путь в Россию

Наталья – филолог и литературовед. Ее муж – спортивный журналист. Они бежали от украинской войны в Петербург, вместе с маленькой дочкой Варей (сейчас ей шесть лет). «У нас было все: работа, жилье, будущее, но в одночасье ничего не стало. Семью разметало по разным странам и городам. Родительский дом разбомбили, к счастью, все остались живы – и отец уехал в Россию в лагерь для беженцев. Брат уехал в первый же день боев за аэропорт и живет в Таганроге. Мать с отчимом оказались на передовой, все самое жаркое время просидев в подвале. Нам пришлось бросить все и уехать. Сначала в Россию – переждать, потом на Украину, но ситуация оказалась такова, что пришлось начать жизнь заново.

Здесь ребенок пошел в садик, сейчас занимается гимнастикой – «собирает» медали. Но нам пришлось пройти очень трудный путь, который усугублял информационный вакуум со стороны СМИ и чиновников. Оказывается, путей для реализации в России очень много, – поясняет Наталья. – Но о них мало говорят».

«Человеку приходится узнавать все самостоятельно и собирать информацию по крупицам. А когда он приходит на прием к консультанту, ему недодают информации, и иногда люди даже не знают, сколько у них есть возможностей».

По словам Натальи, семей, попавших в подобную ситуацию, очень много. «Блогером я стала вынужденно – завела группу “ВКонтакте”, чтобы скидывать туда информацию, которую я собирала по своей проблеме: получение гражданства РФ по родителю через консульство в стране исхода. А потом я увидела, что туда стали добавляться люди, и поняла, что мое незнание – это не лично моя недоработка, эта проблема носит системный характер. И стала развивать ресурс».

На странице в соцсети под названием «Гражданство РФ по родителю» собрались люди, у которых родители получили или имеют гражданство в России, а их дети хотят легализоваться по ним. «Оказывается, можно получить гражданство через консульство РФ в стране исхода, при этом минуя такие этапы? как РВП и ВНЖ. Об этом знают единицы!» – утверждает Наталья.

Ее группа стала площадкой общения единомышленников, начали добавляться сопутствующие темы, люди советуются, делятся проблемами, помогают друг другу, радуются за других.

В группу стали вступать выходцы из Узбекистана, Казахстана, Молдовы… Здесь все бесплатно.

Я работаю солнечной батареей…

Время от времени Наталья пишет под снимками коротенькие абзацы – воспоминания и наблюдения из жизни. О прошлом и настоящем.

«Расскажу про свою малую родину – Красный Партизан. На водонапорной башне ночью бойцы ДНР полезли и вывесили свой флаг. Но так как там темень непролазная, что-то они перемудрили, и утром оказалось, что флаг они вывесили вверх ногами. На следующий вечер полезли уже солдаты с украинского блокпоста. Стали снимать флаг ДНР. Утром народ видит – висит флаг Украины. А рядом триколор, но только уже перевернутый правильно. Так два флага рядом и висят. Приезжали телевизионщики, спросили – что за дела с флагами. Солдаты с блокпоста сказали – ну, а что, у нас перемирие, например».

«Сказали, что надо бы мне утром явиться в деловой одежде. Ха! Деловая одежда было последнее, о чем я думала перед отъездом из Донецка летом 2014-го…»

«Сегодня в метро попала в литературный поезд. Проехала две лишние остановки, перебегая из вагона в вагон. Но до него я все же добралась…»

«День мам. Это значит, что все дети во всех группах детского сада рисовали портреты своих мам. Выставочный зал у нас как раз на лестничной клетке, а группа моей дочки – на втором этаже. Я увидела всех-всех мам, которые только могут быть. А вот и рисунки средней группы “Теремок”. Ох. Я могла быть мамой-ежом, мамой-попрыгуньей и мамой-глазаямой… и даже с мигалкой на голове. Но я оказалась всего лишь мамой без рук. Зато в цветастом платье и в ромашковых полях. Норм…»

Половина беженцев – дети

По данным опубликованного в Женеве ежегодного доклада Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ ООН), с 1949 года занимающегося оказанием помощи беженцам, к концу прошлого года в мире насчитывалось 65,6 млн человек, вынужденных покинуть свои дома из-за войны, боевых действий, этнических конфликтов, нарушения прав человека (на 300 тысяч больше, чем годом ранее).

В Санкт-Петербурге и Ленинградской области сегодня статус беженца или временное убежище имеют более 16 тысяч человек (уроженцы Афганистана, Сирии, Ирака, Йемена, Украины и других стран).

Причем вынужденно покинувших свои дома людей международные эксперты делят на три категории: 22,5 млн человек нашли приют за пределами своих стран и по статусу их можно считать беженцами, 40,3 млн – внутренне перемещенные лица, не покидавшие пределов своей страны, а 2,8 млн – так называемые просители убежища, то есть люди, которые добиваются международной защиты за пределами своих стран.

Больше всего беженцев (5,5 млн) – сирийцы. Причем 6,3 млн жителей Сирии – внутренне перемещенные лица, а 185 тысяч – просители убежища.

По докладу УВКБ ООН, больше половины населения Сирии (650 человек на каждую тысячу) были вынуждены покинуть свои дома.

Второе место по числу вынужденных переселенцев (7,7 млн) занимает Колумбия. Далее следуют Афганистан (4,7 млн), Ирак (4,2 млн), Южный Судан (3,3 млн), Судан (2,9 млн), Демократическая Республика Конго (2,9 млн), Сомали (2,6 млн), Нигерия (2,5 млн), Украина (2,1 млн) и Йемен (2,1 млн).

Половина всех беженцев в мире, на что обращают особое внимание эксперты, приходится на детей.

В прошлом году 75 тысяч просьб об убежище в мире было получено от несовершеннолетних, которые отправлялись в другие страны самостоятельно или в дороге были разлучены со своими родителями.

Глава Представительства УВКБ ООН в РФ Владимир Цюрко, приглашенный на проходивший на днях семинар «Повышение общественной осведомленности по вопросам вынужденной миграции», организованный региональным отделением «Красного креста» в Петербурге, рассказал о работе над проектом Программы защиты прав вынужденных мигрантов и беженцев со стороны стран мира, в которые они попадают. Как ранее сообщал ОК-информ, России тоже предложено участвовать в этом процессе.

Заложники «терминала»

О том, что подходы к защите прав беженцев должны быть едиными для разных стран мира, заявил сегодня в ходе семинара «Повышение общественной осведомленности по вопросам вынужденной миграции» в Санкт-Петербурге глава Представительства УВКБ ООН в Российской Федерации Владимир Цюрко, передает корреспондент ОК-информ.

«Мы отмечаем 25-летие нашей работы в России. Цифры характеризуют масштаб этого явления и сами ситуации, подтверждающие, что надо больше работать, чтобы неясности не перерастали в ксенофобию, непонимание проблем вынужденных мигрантов и беженцев и их семей, часто прибывающих из зоны военных действий», – считает он.

Общее число мигрантов в мире составляет 250 млн человек, в ведении УВКБ ООН – 65,5 млн человек.

«В Петербурге мы двадцать лет занимаемся этой темой, и тоже хотим, чтобы журналисты адекватно писали о проблемах беженцев и вынужденных переселенцев, – пояснила директор Информационно-консультационного центра по миграционному законодательству Санкт-Петербургского отделения “Красного креста” Наталья Зайберт. – Мы помним, что в 2014 году был большой всплеск интереса к проблемам вынужденных мигрантов и беженцев, затем интерес немного угас, но проблемы, о которых необходимо говорить и которые надо решать, остались».

То, что проблемы остаются, отмечает и общественный секретарь Правозащитного совета Санкт-Петербурга, член Совета по правам человека и развития гражданского общества при президенте РФ Наталия Евдокимова.

«Мир выяснил, что те конвенции, которые были приняты до сих пор, в должной мере не защищают права беженцев, – объясняет она. – В основе новой программы, которая сейчас разрабатывается, должны быть принципы регулируемой миграции, то есть, говоря о защите, мы должны помнить о том, что имеем в виду и защиту как самих мигрантов, вынужденных переселенцев, беженцев, так и от них – в том случае, если эти люди совершают противоправные действия».

Эксперт напоминает о правоприменительной практике, которая, к сожалению, не слишком велика. «Из-за сложившейся ситуации мы наблюдаем приток вынужденных переселенцев и беженцев из Украины, иные получили статус беженца, но никому из них не удалось получить гражданство России», – отмечает эксперт.

По словам Наталии Евдокимовой, данные Управления государственной статистики РФ свидетельствуют о том, что более чем в 50 регионов России вообще нет граждан со статусом беженца. «В числе причин то, что в некоторые субъекты Российской Федерации беженцы не желают ехать. Но в большинстве случаев этот статус людям получить не удается как раз из-за искусственно созданного информационного вакуума, вызванного нежеланием регионов принимать терпящих бедствие людей», – утверждает эксперт.

Наталья часто вспоминает фильм про человек, который оказывается в аэропорту и не может выйти в город из-за отсутствия документов. Страна, откуда он явился, его не принимает – по телевизору то и дело показывают новости о войне, которая в ней началась. А начальник аэропорта всячески пытается сдать его разным службам. «Это, видимо, о таких, как мы, заложниках “терминала”, – говорит она. – Никому не пожелаешь, но, к сожалению, такое с каждым может случиться».

Подробнее: https://ok-inform.ru/obshchestvo/107180-kogda-lyudi-begut-ot-vojny.html

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

3 × два =