Как превратить «Апраксин двор» в «Антибирюлево»

Текст: Алексей Васильев Фото: Наталья Пьетра

Петербургские власти не знают, что делать с Апраксиным двором. Торговый квартал в пяти минутах ходьбы от Невского проспекта и в двух шагах от Большого драматического театра давно стал «больным местом» Петербурга. Стихийные торговые точки, нелегальные мигранты, экстремисты и просто люмпены существуют здесь безо всяких правил.

На странице «РГ» я предлагаю один из способов облагородить «Апрашку», не уничтожая ее индивидуальность — превратить депрессивный квартал в мультиэтнический культурно-торговый центр. Насколько жизнеспособна эта идея, решать читателям.

Как известно, недавно петербургские депутаты обратились к губернатору Георгию Полтавченко с требованием выселить всех мигрантов из Апраксина двора и создать на его территории музейный комплекс, посвященный истории города. На волне скандальной ситуации с московским Бирюлево такое решение кажется логичным. На самом деле это скорее похоже на непродуманный популизм.

Парламентарии справедливо отмечают, что «в тех местах, где государство самоустраняется, перестают работать общепринятые государственные и нравственные законы. Граждане, опасающиеся за свою жизнь и здоровье, вынуждены обходить стороной данный объект исторического наследия города». Но ведь напряженная обстановка в Апраксином дворе сложилась далеко не вчера.

С 90-х годов «Апрашка» стала местом, где шла стихийная торговля ширпотребом, пиратскими дисками, уличной едой и крадеными телефонами — именно тогда квартал начали заселять мигранты. Здесь же в начале нулевых обосновались самые разнообразные питейные заведения и ночные клубы. Сейчас «увеселительный район» с сомнительной репутацией занимает пространство к югу от Невского проспекта между каналом Грибоедова и Фонтанкой — именно тут регулярно случаются потасовки и перестрелки из травматики.

Ситуация обострилась несколько лет назад, когда городские власти затеяли реконструкцию Апраксина двора — вокруг торгового комплекса то возводили, то сносили, то вновь строили забор. Архитекторы предлагали самые разнообразные проекты по превращению городских трущоб в элитный квартал, но ни один из них до сих пор не реализован. Тем временем район, где раньше весь Петербург покупал дешевые сумки, кроссовки и джинсы, превратился чуть ли не в рассадник исламского экстремизма.

Что мы получили в итоге — парижский «двор чудес» посреди центра города, которому никак не могут найти достойного применения.

Допустим, градоначальник примет предложение депутатов и решит создать музей истории Петербурга. Но какие экспонаты будет размещать этот музей на такой огромной территории? Площади Апраксина двора сопоставимы с Эрмитажем, а в городе уже есть большой исторический музей, расположенный в Петропавловской крепости — тоже не маленькой. Кроме того, переоборудование пакгаузов в музейные помещения потребует колоссальных бюджетных затрат, которые могут и не окупиться — интересная получится экономия при дефиците казны в 39 миллиардов рублей.

Вообще вариантов использования «Апрашки» довольно много. Даже навскидку: гостиничный комплекс с недорогими номерами — в летний сезон Петербург регулярно поражает туристический коллапс из-за невозможности снять номер на время «Белых ночей». Университетский центр — наверняка в городе есть вузы, остро нуждающиеся в помещении. Центр досуга для детей — его ведь предлагали поселить в другой «мертвый» объект, «Невскую ратушу». Музей современного искусства, какой-нибудь культурный кластер или выставочное пространство на общественных началах для молодых художников. Наконец, есть еще один вариант, спорный, но достойный обсуждения — мультиэтнический центр, где соберутся все диаспоры Северной столицы.

Раз уж Апраксин двор так прочно ассоциируется с мигрантами, почему бы не сделать его подобием лондонского «Латинского квартала» или «Сохо», со штаб-квартирами диаспор, этническими магазинами и ресторанами, лавками «колониальных товаров» и прочей экзотикой? Кроме того, площади и планировка квартала позволяют проводить на внутренней территории двора национальные праздники, фестивали и этнические ярмарки, не беспокоя идущих по своим делам горожан.

Это потребует куда меньше затрат, чем строительство над кварталом хрустального купола или превращение складских помещений в музеехранилища. Кроме того, национальные общины могут сами вложиться в благоустройство «Апрашки» ради возможности переселиться в самый центр Петербурга.

Со стороны может показаться, будто я предлагаю фактически отдать центр на откуп кавказцам, обычаи которых в современных СМИ ассоциируются со стрельбой на улицах, жертвоприношениями на Курбан-байрам и беспардонным поведением с женщинами. Но, во-первых, исконные обычаи Кавказа куда богаче и цивилизованнее, чем можно судить по выходкам неотесанных гопников, а во-вторых — палитра иностранцев в Петербурге значительно шире.

Да, в Северной столице живут и работают таджики, узбеки, азербайджанцы, армяне, грузины, чеченцы, дагестанцы — но еще белорусы, украинцы, молдаване, китайцы, корейцы, индийцы, пакистанцы, африканцы, турки и кто только не. При этом они исповедуют самые разные учения — ислам, конфуцианство, буддизм, индуизм и то же христианство.

Сегодня центры национальных общин разбросаны по Петербургу, и каждый из них вроде капли в море — найти трудно, а ответственность за деяния соотечественников минимальна. Это по сути волонтерские организации, помогающие землякам, только когда те попросят о помощи. Почему бы не наделить их ответственностью в обмен на переселение в собственное помещение возле Невского, возможность заниматься пропагандой своей культуры и официальный статус представителя диаспоры?

Конечно, подобное сожительство представителей разных религий и культур чревато конфликтами. Но разве не проще разрешать их в одном месте, а не выискивать враждующих «Монтекки» и «Капулетти» по всему городу? И, кстати, не факт, что такой Вавилон внутри одного квартала приведет к эскалации преступности. Возможно, под присмотром полиции и других общин, под прицелом камер наблюдения этнические группы просто вынуждены будут искать способы мирного сосуществования.

В конце концов, что нас раздражает и пугает в мигрантах? Если отбросить обычную для любого общества ксенофобию, всего две вещи — то, что они не говорят на нашем языке и то, что они не соблюдают наши законы. В Апраксином дворе можно организовать курсы русского языка, обучить иностранцев нормам поведения в российском обществе — причем сделать это силами ассимилировавшихся представителей диаспор (все мы легче находим общий язык с земляками). Здесь даже можно открыть отделение ФМС для тех, кто готов получить разрешение на работу, медцентр и гостиницу для законопослушных иммигрантов.

Помимо всего прочего, подобное решение поможет реализации запущенной Смольным программы «Толерантность», которая пока не дает результатов. Здесь же возможно опробовать практику «народных дружин», призванных не допускать этнических или религиозных конфликтов.

В настоящее время у петербуржцев всего два варианта. Либо оставить все как есть и по-прежнему обходить стороной трущобы Апраксина двора, либо превратить квартал в очередной элитный торговый центр (пустующий пешеходный променад, музей без экспонатов — на выбор).

Мой вариант — создать в существующих помещениях уникального изолированного района своеобразный этнический «Диснейленд». Куда горожане могут прийти без страха за кошелек и здоровье, попробовать национальную еду в любом из нескольких десятков ресторанов, накупить сувениров со всего света от Китая до Перу и познакомиться с обычаями приехавших в Петербург иностранцев самых разных культур и вероисповеданий.

Не факт, что данная идея найдет широкий отклик. Но это один из путей сохранения «Апрашки», не предполагающий сноса всего района «под ноль».

Источник: «Российская газета»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *