Большинство русских в Москве выступают за выселение мигрантов

Российская газета — Неделя №6269 (293)В Москве и области 2/3 опрошенных русских считают, что приезжих, которые не соблюдают наши нормы и правила, нужно выселять из России. Знай наших

Почему в ходе исследования мы изучали только мнения русских, объясняет председательОбщественно-консультативного совета при УФМС России по Москве (ОКС), генеральный директор Фонда развития международных связей «Добрососедство» Николай Алисов.

— Это часть большого исследования, его частный аспект: отношение к трудовым мигрантам определенной группы граждан — русских, постоянно проживающих в Москве и в Московской области, — говорит он.

— В целом тенденция тревожная, отмечает ученый секретарь Научно-экспертного совета ОКС Александр Гаспаришвили. — Негативное отношение к приезжим присуще не только русским. Аналогичные опросы среди других категорий горожан дают схожую картину, а порой даже более острую.

Недавний пример: агентство соцтехнологий «Политех» по заказу Общественной палаты в ноябре провело исследование, в ходе которого выяснилось, что 60% жителей Москвы и Петербурга (подчеркну: социологи опрашивали жителей мегаполисов всех национальностей!) поддерживают выступления против приезжих, прошедшие в октябре в Бирюлево. В случае новых массовых выступлений 20% респондентов готовы к ним присоединиться. При этом половину опрошенных не смущает участие в беспорядках националистов.

Национализм быстро набирает силу, слово «националист» перестало быть ругательным, отмечают эксперты.

При этом, отмечает Гаспаришвили, с точки зрения москвича совершенно не важно, откуда приехал трудовой мигрант: из Киргизии, Таджикистана, Армении, Адыгеи или Калмыкии. Он считает, что разбираться в гражданстве мигранта — не его забота, для него они просто чужие.

Показательно, что в обывательском понимании человек, приехавший из Европы или Америки, — не мигрант. Скажем, Эдвард Сноуден и Жерар Депардье для обывателя «не чужие». И даже заслуженный «шоколадный заяц» отечественного шоу-бизнеса Пьер Нарцисс, прибывший в Москву на работу из Африки, — никакой не мигрант, а свой в доску парень.

Исследование этнизации массового сознания русских в условиях массовой трудовой миграции внутри России и из-за рубежа, интеграции мигрантов в российское общество

Раздражают респондентов совсем другие лица. И особенно то, что некоторые из чужих ведут себя вопреки их представлениям о праве и нормах поведения. Это раздражение и выплескивается в шокирующие данные соцопросов.

— Причем раздражать могут не только пресловутые свадебные кортежи, которые мчатся по встречной полосе со стрельбой, — продолжает Гаспаришвили. — Если из своего окна ты видишь, как в дорогую школу (колледж, вуз) привозят черноглазых детей на «Мерседесах» и «Порше Кайенах», — это тоже раздражает.

Но еще более важный фактор, по оценке социологов, — поток информации об этнической преступности. Практически ежедневно человек узнает новости о том, как представитель какой-то этнической группы совершил громкое преступление. Как итог: большинство москвичей уверены, что значительную часть преступлений в городе совершают именно приезжие из-за рубежа — говорит Гаспаришвили. Результат налицо.

На большую дорогу

Интересная особенность: по отношению к мигрантам нет серьезных противоречий между оценками людей разного возраста, достатка и уровня образования. Социологи отмечают, что люди со средним и более высоким уровнем образования и достатком более радикальны в оценках приезжих.

На первый взгляд, это нелогично. Пролетариат имеет основание критически относиться к конкурентам на рабочие места. Напротив, сотрудникам банков и преуспевающих компаний не надо опасаться конкуренции — на их-то места мигранты не претендуют.

Это противоречие ученые объясняют так: средний класс больше потребляет медийного продукта, то есть читает газеты, много времени проводит в Интернете. А там — концентрация негатива.

— Сегодня по Интернету гуляют два мифа, — предупреждают социологи. — Первый: половину преступлений в Москве совершают мигранты. Второй: в Москве русских осталось не больше 30%.

Попробуем разобраться.

Самые свежие данные по криминогенной обстановке — «Сведения о служебно-оперативной деятельности УФМС России по Москве за 11 месяцев 2013 года»: зарегистрировано 160,8 тыс. преступлений, из них не жителями Москвы совершено 25,3 тыс. Но на счету настоящих иностранцев — 10 тыс. преступлений. Остальные совершили хоть и приезжие, но граждане России.

— Образно говоря, грабить Москву приезжают соотечественники из российских регионов, — заключают ученые.

Сколько русских в Москве — данные противоречивые. Информация, что в столице их осталось всего 30% всплыла 10 лет назад, когда в Думу пытались пройти националистические партии. Согласно переписи, 91,6% постоянных жителей Москвы относят себя к русскому этносу, и в процентном отношении русских в Москве сегодня даже больше, чем в среднем по России.

Провоцирую ученых: вот я сейчас спущусь в метро, оглянусь… И какой из двух цифр — 91,6 или 30% — я поверю?

— Верить надо, конечно, своим глазам, — соглашается Гаспаришвили. — Действительно, в определенные часы вы увидите вокруг себя много нерусских лиц. Но надо учитывать ряд факторов, которые визуально увеличивают их «концентрацию». Так, в ЦАО наблюдается много приезжих из стран Средней Азии. Но они там не живут, а лишь приезжают работать.

Другая ситуация: утром вы идете на работу и видите группу таджикских дворников. Но те, кто рано встает, — видят работающих дворников. А те, кто позже, — праздношатающихся персонажей. Завершив работу, они собираются для общения, так у них принято. Итог: те, кто видит работающих приезжих, относятся к мигрантам достаточно лояльно. Остальные же при опросе сообщат социологу, что «от мигрантов городу больше вреда».

Так победим

Снижение остроты проблемы социологи видят в максимально возможном переводе мигрантов на легальное положение.

Это расширяет возможности по работе с приезжими. Есть позитивный зарубежный опыт: в Австралии недавно вступил в силу кодекс поведения для иностранцев, запросивших убежище. Соискатель обязан соблюдать законы, сотрудничать с властями. А главное: не должен никого из местных «беспокоить, пугать или задирать».

Серьезные программы интеграции приезжих — в Скандинавии.

— Но у нас есть объективная проблема: подавляющее число наших мигрантов (в отличие от, скажем, австралийских) считают, что они приехали в Россию не навсегда, — отмечает Гаспаришвили. — Они думают, что в России живут и работают временно — ровно до того момента, когда на своей исторической родине смогут зарабатывать приемлемые деньги. Соответственно, большинство не нацелено на интеграцию в наше общество. Фактически они ведут себя как рабочие-вахтовики.

Есть и позитивные тенденции. Все больше мигрантов становятся на учет. Штраф за нелегально принятого иностранца в Московском регионе сегодня 1 млн руб., и предприниматели не склонны рисковать.

Наконец, в президентском Послании озвучен позитивный проект введения квот на патенты для юридических лиц.

— Фактически мы решили использовать белорусский опыт, — поясняет Александр Гаспаришвили. — Там предприятие обосновывает необходимость в привлечении иностранной рабочей силы, получает патенты, и в такой системе приезжий может работать уже только там, куда официально трудоустроился.

Авторитетно

Николай Алисов , глава Общественно-консультативного совета при УФМС РФ по Москве, гендиректор Фонда развития международных связей «Добрососедство»

— Негативные оценки приезжих в соцопросах — отнюдь не проявления национализма москвичей. Это не отношение к человеку по цвету кожи или неприятие какого-то этноса. Скорее, это выражение недовольства несоблюдением со стороны приезжих сложившихся веками местных правил и обычаев. Скажем, нельзя во время драки доставать нож. Не стоит нарушать старую заповедь: двое в драке — третий не лезет. Я уж не говорю о том, что неприемлемо публично резать в мегаполисе баранов.

Но самая острая проблема — нежелание значительной части мигрантов интегрироваться в наше общество. 75-80% приезжих заявляют, что не планируют оставаться в России навсегда. При этом они живут в окружении мифов: приезжая в Россию, многие убеждены, что здесь можно почти все. У себя дома им нельзя употреблять алкоголь, приставать к девушкам. Но многие верят, причем совершенно искренне, что в России это нормально.

В этом году в Москве закрыли въезд 65,5 тыс. гастарбайтерам. Для сравнения: в 2012-м — всего 12 тыс. Рост — 440%. Половина случаев — следствие не только нарушений приезжими миграционного законодательства, но и правил дорожного движения и санитарных норм. Государство поступает правильно: наказание несет воспитательную функцию, многие задумаются о своем поведении, их земляки сделают нужные выводы.

Кстати

Глава ФМС России Константин Ромодановский сообщил, что в целом по стране за 2013 год закрыт въезд в Россию 450 тыс. человек.

В Москве за 11 месяцев этого года вынесено рекордное число решений о выдворении иностранцев и лиц без гражданства — 23,5 тыс. Фактически выдворено 17,5 тыс. человек, из них 2,5 тыс. — под конвоем.

По экспертным оценкам, в Москве сегодня работают от 1,3 до 3 млн мигрантов.

Опрос «РГ» Общество Соцсфера Миграция Правительство МВД Филиалы РГ Столица ЦФО Москва Иностранцы в России Миграционный учет в России

Источник: «Российская газета»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

три × 2 =