Алексей Александров: На каждого законного трудового мигранта приходится 10-15 нелегалов

Текст: Ирина Пуля

Российская газета — Федеральный выпуск №4065 (0)

Законопроекты вызвали резкую критику как в обществе, так и в федеральных и региональных органах власти. Первой о своем несогласии с главными положениями этих законопроектов заявила Москва. За разъяснениями мы обратились к председателю Комитета межрегиональных связей и национальной политики Москвы Алексею Александрову.

Российская газета | В проекте закона что особенно вызвало ваше несогласие?

Алексей Александров | Первое — отмена разрешительной системы регистрации. Предлагается, чтобы приехавший мигрант сам уведомлял письмом миграционную службу о своем прибытии, либо это сделал его работодатель. И таким образом работник легализован. Затем он за получением разрешения на работу обращается в Федеральную миграционную службу (ФМС). Ему могут отказать только в одном случае: если в прошлом он совершил противоправные действия. Но вот что получается: срок для получения регистрации по месту пребывания составляет три дня (кроме граждан Украины). А срок, в течение которого он может находиться на территории Москвы, 90 суток. А что если он за это время не найдет работу? Получается, что количество прибывших в город и желающих устроиться на работу будет все время накапливаться. И вряд ли нам удастся достичь баланса между количеством желающих получить работу и количеством официальных вакансий, которыми располагает город. Значит, значительная часть мигрантов останется в теневом секторе. Уведомительный порядок грозит обвалом рынка.

К тому же, Федеральный закон «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с разграничением полномочий» с января 2007 г. передает субъектам Российской Федерации полномочия по осуществлению государственной политики занятости населения. Но как мы можем проводить такую политику, если органы государственной власти субъектов Российской Федерации вообще устранены от регулирования вопросов миграции?

РГ | Вы говорите о необходимости учета мигрантов по специальностям. Много ли он даст? Ведь мигранту ничто не помешает назвать себя специалистом дефицитной для Москвы профессии…

Александров | Вот поэтому мы настаиваем на том, чтобы каждый мигрант, пришедший в ФМС за получением разрешения на работу, представлял документ о профессиональной квалификации. А пока получается — работодатель берет кота в мешке. Через месяц он понимает, что назвавшийся, например, электриком или сварщиком не готов к этой работе. Ясно, что работодатель будет стремиться избавиться от неумехи. После увольнения горе-работник отправляется на биржу труда, и ему выплачивают пособие по безработице.

РГ | А сколько уходит средств на выдворение незаконных мигрантов из страны!

Александров | Здесь ситуация доведена до абсурда. Человек приезжает, с весны до осени трудится, отсылает деньги на родину. По расчетам наших специалистов, в среднем гражданин Азербайджана, нелегально работающий в Москве, посылает домой ежемесячно 167 долларов, Молдовы — 144, Армении — 126, Украины — 118, Таджикистана — 56. Но налоги они не платят. По мнению некоторых экспертов, столичный бюджет из-за этого ежегодно недополучает 200 миллиардов рублей. Проработав несколько месяцев, гастарбайтер приходит «сдаваться» в ГУВД. Мол, меня обманули, денег нет, помогите выехать домой. Его помещают в специальное учреждение, а потом за счет бюджетных денег отправляют на родину самолетом или поездом. Проходит зима — и он опять тут как тут!

РГ | Так как же, по-вашему, следует регулировать миграционные потоки?

Александров | Решить эти проблемы могла бы биржа труда. Идеальный вариант, когда биржа работает и в нашем городе, и одновременно в тех странах, откуда в основном и приезжают мигранты. Тогда человек, еще находясь на родине, будет иметь объективную информацию о том, сколько существует вакансий и по каким профессиям, в какую организацию ему надо обращаться по приезде, где он будет работать и проживать.

Сегодня мы прорабатываем схему заказа рабочей силы у Киргизии. Планируется работать по такой схеме: та же биржа труда сообщает уполномоченному партнеру в Киргизии, что для города требуются, предположим, профессиональные каменщики в таком-то количестве. Киргизская сторона должна гарантировать высокий профессиональный уровень своих рабочих. Мы даже готовы организовать на ее территории соответствующую переподготовку необходимых специалистов. А власти Москвы в свою очередь будут контролировать, как работодатель обеспечил жилищными условиями и социальными благами трудовых мигрантов.

Другой способ регулирования миграционных потоков — утверждение средней заработной платы по отрасли в регионе. Необходимо узаконить нормативную величину и не допускать ее снижения. Здесь положительную роль могли бы сыграть тендеры, учитывающие в своих условиях и этот центральный показатель.

Конечно, необходимо дополнить законопроекты положениями о роли субъектов Федерации в регулировании миграционных потоков. Эта роль должна быть значительной.

РГ | Сколько всего мигрантов работает в Москве?

Александров | В 2005 году официально в экономике столицы было занято почти 187 тысяч иностранцев. Но это лишь ничтожная часть гастарбайтеров, работающих на предприятиях города. Практически на каждого законного трудового мигранта приходится от 10 до 15 незаконных. Получается, мы имеем до 2 миллионов нелегалов. По мнению некоторых экспертов, численность нерусского населения столицы превысила 15-процентный барьер.

РГ | Кстати, что собой представляет среднестатистический столичный мигрант? Некоторые утверждают, что у него сильный кавказский акцент.

Александров | Те, кто это утверждает, что называется, не в теме. В 2005 году к нам приезжали работники из 101 страны. По официальным данным, наибольшее число из Украины — 12 тысяч человек, или 31 процент общего числа. Из Молдовы прибыло 9 тысяч, из Таджикистана, Китая, Вьетнама — по 3 тысячи, из Турции — 1,5 тысячи. Не будем забывать, что Москва традиционно обменивается населением с близлежащими областями, в основном с Московской, Калужской, Тульской, Тверской, Владимирской, Рязанской, а также с Южным и Приволжским федеральными округами. На начало этого года численность населения Москвы составила 10,4 миллиона человек, а так называемого дневного населения города с учетом миграции — 13-14 миллионов.

РГ | В последнее время участились случаи агрессивных проявлений в отношении представителей «неславянских» национальностей. С чем вы это связываете?

Александров | В советское время в Москву приезжали лучшие представители союзных республик, творческая и интеллектуальная элита. Они привносили свою культуру, впитывали русскую. А сегодня к нам приезжают самые бедные представители бывших советских республик, которые и русский-то язык не знают. Как правило, они живут в мегаполисе обособленно, боятся идти на сближение с коренным населением. Они видят вокруг другой уклад жизни, другую культуру, может быть, более открытую, если хотите «попсовую», но в которой нет места привычным для них национальным особенностям. Мигрант невольно отделяется от коренного и постоянного населения Москвы, испытывая неприятие к чужому. В Москве за последние 15-20 лет сформировались крепкие обособленные этнообщины. В городе активно происходит разделение труда на основе национальной сегрегации работников.

Это затрудняет, а порой делает невозможной интеграцию мигрантов в общество. Многие из них, занимаясь по 12-14 часов тяжелым трудом в качестве дешевой рабочей силы, начинают вести асоциальный образ жизни и потом возвращаются домой с чувством неприятия к жителям Москвы. Чувствуя отчуждение мигрантов, некоторые москвичи начинают испытывать к ним схожие чувства. Нужно создавать центры интеграции, русского языка, повышения квалификации иностранных рабочих, облегчая им адаптацию. Но сегодня-то это все пока лишь в проектах.

РГ | Не пора ли начинать активно работать с молодежью?

Александров | А мы и работаем. Существуют специальные программы. При правительстве Москвы создан межнациональный консультативный совет, куда входят 63 представителя от национально-культурных автономий и национально-общественных организаций. Молодежь привлекается туда активно. В Москве открыты школы с этнокультурным компонентом. Мы предлагаем ввести в школьную программу религиоведение и народоведение. Для того, чтобы освоить наши просторы, России необходимо от 400 миллионов до 1 миллиарда трудовых мигрантов. Нам придется учиться жить вместе.

Источник: «Российская газета»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

3 × 1 =